tarasau.com

Материал опубликован на сайте интернет-сoобщества "Третий путь" 27.01.2007 г.

 

 

 

 

ДЗЕРЖИНСКИЙ ПРОТИВ ПИЛСУДСКОГО

 

 

Чудо на Висле

Только за июль 1920 года в Войско Польское вступили 150 тысяч добровольцев. В августовской битве под Варшавой Красная армия потерпела сокрушительное поражение и обратилась в бегство, в плен попали около 100 тысяч красноармейцев.

18 октября варшавский сейм заключил перемирие с Москвой, а 18 марта 1921 года - и мирный договор в Риге. То, что мир, заключить который как можно быстрее стремились и Москва и Варшава, был подписан через пять месяцев, вызвано в первую очередь противодействием Пилсудского. Его мечтою было возродить Речь Посполитую в границах 1772 года. Он требовал, чтобы польская делегация настаивала на таком условии мира. Такие планы требовали заметного личного отличия. Пилсудский желал быть маршалом, сейм не соглашаллся. Тогда Пилсудский сам отдал приказ: "звание первого маршала Польши принимаю и утверждаю". В ноябре 1920 года он принял маршальский жезл из рук простого солдата.

Но Польша была измучена шестилетней войной, польская мирная делегация, которая состояла из его политических противников, приложила все усилия, чтобы новая линия границы была проведена ближе, чем она была в 1772 году, — в сейме не хотели, чтобы поддаными Польши стало так много белорусов и украинцев, что они смогут диктовать свою волю. Главным условием советской делегации было то, чтобы поляки отказались от поддержки независимости Украины. После того как польские делегаты согласилась с этим, проблем не стало. Пилсудский всегда был убежден, что война 1920 года не была доведена до логического конца. Через 15 лет, за месяц до смерти, он говорил своему адъютанту: «Я проиграл свою жизнь. Мне не удалось создать свободную от русских Украину».

 

Разочарования

Естественно, после Рижского мира Польревком, ехавший в Польшу в обозе у Тухачевского, канул в забытье. Но что намеревался делать в Польше Феликс Дзержинский? Узнали бы тогда польские поляки жесткость борьбы с контреволюцией? Скорее всего - у них появилась бы такая память. Вообще им сильно повезло, что одно из лучших зданий Варшавы не успел занять под Польскую чрезвычайную комиссию белорусский поляк. Помнили бы они его не только потому что он писался поляком и до революции сидел в варшавской тюрьме.

Горьким разочарованием для Пилсудского стало нежелание летувисов войти в федерацию или конфедерацию с Польшей. Более того, в 1920 году летувисские войска воевали против поляков в союзе с большевиками. Генерал Людвик Желиговский, белорус по происхождению, осенью 1920 года формально вышел из польской службы и захватил силами своей дивизии Вильно и Виленщину, большинство населения которой составляли ополяченные белорусы. Было создано квази-государственное образование - «Центральная Литва» (нечто вроде русскоязычной и пророссийской «Молдавской Приднестровской республики»). Три года Пилсудский уговаривал летувисов вернуться в «объятия» польского брата» и получить назад Вильно в обмен за «унию». Но летувисы не соглашались с потерей независимости. Тогда Виленщина была присоединена к Польше через «референдум», в составе которой она оставалась до 1939 года.

 

Переворот

12 мая 1926 года дружественный ему военный министр Желиховский под видом плановых учений сосредоточил под Варшавой отборные части, и передал командование над ними Пилсудскому. Полки двинулись на столицу, овладели казармами и министерством внутренних дел. Но действующие президент и правительство отказались капитулировать. Вечером начался бой в столице. 14 мая правительственные войска сдались. В ходе боев погибло 379 человек, было ранено 1000. Генералы, оказывавшие сопротивление повстанцам, сели за решетку или были уволены из вооруженных сил, а некоторые погибли при загадочных обстоятельствах. В стране был установлен режим автократии Пилсудского, так называемый режим санации (оздоровления – под которым понималось очищение страны от коррупции, то есть смена элит, и так называемая пацификация (усмирение) национальных окраин с белорусским и украинским населением). Военными средствами «пацифицировались» партизанские отряды, национальное культурное движение уничтожалось вытеснением национальной культуры.

По условиям Рижского мира предполагалась культурная автономия белорусов и украинцев. И в первые годы после присоединения к Польше существовали белорусские школы и гимназии, были выбраны белорусские послы в польский сейм. Затем белорусские школы постепенно закрыли или перевели на польский язык, в 1938 году в Западной Беларуси была одна белорусская школа. Активная полонизация затронула все сферы общественной жизни. Беларусам давали понять что они - люди второго сорта, язык у них хамский, а Беларусь - это польская земля. Кто с этим не мог согласиться, проходил курс перевоспитания в концлагере в Березе-Картузской (за пять лет его прошли более 10 тысяч человек. Наш народ был обречен на полную потерю политической и культурной самостоятельности, потому что поляки рьяно строили унитарное польское государство.

 

Сибирские университеты

Жестокость Дзержинского к "врагам революции" и бандитам имела серъезные личные причины: власти Николая II продержали Дзержинского 11 лет в ссылках, тюрьмах и на каторге — причем только за веру в идеалы социальной справедливости. Он не был боевиком, не проводил реквизицию "средств", как Пилсудский. Его жену Софью тоже держали в тюрьме и ссылке, его сына Яна, когда ему был год и восемь месяцев отняли от матери и отдали в приют. Его родного брата Станислава в 1917 году убили в родной усадьбе Дзержиново бандиты.

За Дзержинским известны многие неординарные поступки. Среди них наиболее впечатляет его решение ехать за границу искать семью, которая жила там в эмиграции. И это было в 1918 году, когда висела на волоске судьба "молодой советской России". В стране белый террор, заговоры, измены, убийства, а он уехал, не спросив разрешения ни у ЦК партии, ни у товарища Ленина. Два месяца в стране не было председателя ВЧК. Кто кого в то время сажал и казнил — Дзержинский не ведал.

Безусловно, что Феликс Дзержинский вошел в историю XX столетия не только тем, что в Таджикистане есть горный пик, названный в его честь, а в Беларуси самая высокая гора Святая (346 метров) также переименована в Дзержинскую. Через десятилетия будут вспоминать заложников, которых брало ЧК, расстрелы в подвалах, ужасные пытки, практиковавшиеся киевскими чекистами. Сам Феликс Эдмундович не пытал, но знал о таких увлечениях своих соратников и не запрещал.

 

Белорусский шляхтич

Как его будут воспринимать следующие поколения - они и решат, а сегодня его воспринимают в черной и белой ипостасях. Но сегодня Феликс Дзержинский наиболее интересен для нас тем, что он — типичный белорусский шляхтич. Не польский, как не был поляком Адам Мицкевич, как не был им и Пилсудский, да и многие другие уроженцы Беларуси, католики по крещению. Традиция бездумного компилирования биографии, переход из справочника в справочник биографических сведений, ограниченных перечислением партийных, революционных и административных должностей и постов, мешает задуматься над реальным их содержанием. Да и кому охота расшифровывать скучную тайнопись, которая закрывает непроглядной завесой характер личности.

В музее Дзержинского в Ивенце есть генеалогическое древо рода Дзердинских, прослеженное истоками до середины 17-го столетия. О Станиславе, который открывает родовой список, ничего неизвестно. А вот второй в этом перечислении — Миколай Дзержинский - в 1665 году, это значит вскоре по окончании русско-польской войны 1654-1661 годов за белорусские земли, получил патент ротмистра войска литовского. И с того времени за Дзержинскими засвидетельствовано имение Дзержиново, от которого, видимо, и повелась фамилия рода, как то было правилом среди нашей шляхты. Имение небольшое — 100 гектаров (четыре с гаком волоки; для сравнения напомним, что имение Костюшки, который походил из средней шляхты было 2100 гектаров). Жить с 4 волок было тяжело, а детей у Дзержинских всегда было много. Дед имел девять сыновей и дочерей. Девять детей было и у родителей Феликса.

Мать Елена Янушевская владела несколькими иностранными языками, любила музыку. Когда в 1882 году отец умер от туберкулеза, Феликсу было пять лет, старшей из сестер Альдоне — 12, а самому младшему - год с небольшим. Не обошлось в семье и без ужасной трагедии -- сестра Ванда была случайно застрелена из ружья одним из братьев — то ли Феликсом то ли Станиславом.

В 1943 году все постройки усадьбы Держиново были сожжены немцами в ходе карательной операции "Герман", которая стоила Воложинскому, Ивенецкому и Новогрудскому районам 150 сожженных деревень. Перед тем за помощь партизанам немцы расстреляли в Ивенце родного брата Феликса Дзержинского Казимира и его жену Люцию, они и похоронены в местечке. В Ивенце люди их уважали и хранят добрую память, поскольку многим местным жителям (более 700) помогли избежать отправки в Германию или ареста. Еще один брат Владислав также был казнен немцами, за то что отказался сотрудничать с ними, а он был известный в Польше неврапотолог.

Неизвестно как сложилась бы судьба родных Дзержинского, если бы они жили "под Советами". Альдона, любимая сестра Феликса, прожила 97 лет. До 1945 года работала в Вильне, в 1945 переехала в Польшу, где умерла в 1966 году. Еще одна сестра, Ядвига, жила в Москве, работала в Наркомате путей сообщения, умерла в 1949 году, похоронена на Новодевичьем кладбище. Младший брат Феликса, Игнатий, стал учителем, жил в Польше, преподавал в школе географию. Жена Софья Сигизмундовна умерла в 1962 году, она на два года пережила сына Яна.

Большинство Дзержинских в старые времена ложились на вечный покой на кладбище в деревне Деревная вблизи своего приходского Пречистенского костела. Там был крещен и Феликс Дзержинский, и его братья и сестры. Но спят вечным сном они в разных местах. Феликс Дзержинский - у кремлевской стены. Пилсудский, умерший 12 мая 1935 года, покоится в усыпальнице польских королей на Вавеле в специально приготовленной крипте под башней "Серебряных колоколов". Сердце Юзефа Пилсудского похоронено в Вильне рядом с могилой матери.

 

Дзержиново

Усадьбу Дзержинских в советские времена хотели превратить в мемориал. Это была бы единственная возможность восстановить небогатую шляхетскую усальбу со всей структурой хозяйственных построек. Засвидетельствованные на снимках позапрошлого века дом, где родился Феликс, ворота, колодец, хлевы, стодолы — все сегодня могло бы стоять.

Места тут красивые, близко течет прозрачная Уса, тут окраина Налибокской пущи. Шляхта, что вырастала в таких небольших усадьбах, быстро полонизировалась, что было формой протеста российским разделам Речи Посполитой и репрессиям. С течением времени полонизированный язык осмысливался как родной и становился культурой, документальным свидетельством отличия от белорусского крестьянина, "хлопа", было слово "поляк". У нас таких "поляков" жило сотни тысяч по всем поветам.

Феликс Дзержинский, как говорится, кровь от крови нашего народа. Как-то мы через него показались миру. Не имеет значения, что поляки считают его поляком, поляки и Новогрудчину, и Новогрудок —первую столицу Великого княжества - считают польским краем. Нам все время приходилось носить приготовленные нам маски - то мы "исконно русские с искаженным языком", то, если ходил кто в костел, "поляки - здоровая кровь", а если личины эти снять, то оказывается - кривичи, дреговичи, работавшие век на Речь Посполитую, а затем на Россию, на вторую Речь Посполитую, на СССР. Жизни Пилсудского и Дзержинского - зеркало такой нашей деятельности. И то, что каждый из них считал свое дело правым, только усугубляет общую драму.

стр. 1
стр. 1
tarasau.com@gmail.com